вторник, 23 февраля 2021 г.

 https://express-k.kz/news/na_mestakh/v_turkestane_otkryli_pamyatniki_al_farabi_i_abayu-168291

 


В Туркестане открыли памятники аль-Фараби и Абаю







По инициативе Елбасы Нурсултана Назарбаева и при поддержке главы государства Касым-Жомарта Токаева развивается область, обновляется древний Туркестан, – сказал Кушербаев. – Памятники этим двум выдающимся деятелям, установленные в духовной столице, станут свидетелями нашего духовного возрождения.Нынешний год оказался непростым, – отметил аким региона Умирзак Шукеев. – Но, несмотря на все сложности, сделано немало. Я надеюсь, что памятники Абаю и Абу Наср аль-Фараби окажут положительное влияние на формирование современного облика Туркестана.

Памятник Абаю установлен перед зданием городского Дворца школьников. Монумент аль-Фараби получил прописку перед зданием областного драматического театра. Автор обеих работ – скульптор Гульфия Мельдеш.





 https://www.kazpravda.kz/news/mir-abaya/ego-pesni--bessmertnii-zavet

Его песни – бессмертный завет

Личность и наследие Абая Кунанбаева занимают в казахской культуре особое место. Как один из основателей народно-профессиональных песенных традиций, Абай внес свой весомый вклад в развитие национального музыкального искусства.


Сущность казахских традиций

В исполнительской среде сохранилось более 60 песен Абая. Исследуя их истоки и преобразование в оригинальный «абаевский песенный стиль», Ахмет Жубанов в книге «Соловьи столетий» отмечал: «По своей природе, по своему духу песни Абая национальны, они опираются на традиции казахской народной музыки. Введя мотивы, отдельные черты и элементы русской песни и демократического, бытового романса, Абай расширил, обогатил их музыкальный словарь».

Примечательно стилистическое своеобразие, присущее произведениям, формирующим разные тематические группы: к примеру, прославляющие по­эзию, искусство, музыку с их, по преимуществу, речитативным характером, или имеющие дидактический, назидательный оттенок и разворачивающиеся в напевно-декламационном строе.

Философские размышления Абая отражены в «Өлсем, орным – қара жер», «Ішім өлген, сыртым сау», «Қараңғы түнде тау қалғып». А любовная лирика представлена в наиболее популярных и сегодня «Айттым сәлем, Қаламқас», «Көзімнің қарасы», «Амал жоқ – қайттым білдірмей», «Желсіз түнде жарық ай». Не случайно именно эти образцы репрезентируют творчество Абая в современных антологиях, в том числе подготовленной к изданию в Институте литературы и искусства им. М. Ауэзова («Древние мотивы Великой степи»): «Желсіз түнде жарық ай» представлена в ней в исполнении Тлеубая Анапии, «Қараңғы түнде тау қалғып» – Кайрата Байбосынова, «Татьяна сөзі» – Ардак Исатаевой, «Сұрғылт тұман дым бүркіп» – Талгата Абугазы, «Сен мені не етесің?» – Перизат Тураровой.

Песенное наследие Абая активно собиралось в советский период. Основой для этого стали записи Альвина Бимбоэса и Александра Затаевича, сделанные в начале ХХ века. Это начинание позже продолжили композиторы и музыковеды Казахстана. Результаты их изысканий, как и труды академика Ахмета Жубанова, исследователей старшего поколения – Гульжаухар Чумбаловой, Марьям Ахметовой, Бориса Ерзаковича, Варвары Дерновой, Бисенгали Гизатова, Гафуры Бисеновой, Асии Байгаскиной, а затем Алии Сабыровой, сохраняя свою актуальность, до сих пор широко востребованы в научной и учебной практике.

Сегодня собранные песни Абая Кунанбаева всесторонне изучены как в историко-теоретическом, так и музыкально-эстетическом плане. Причем уже созданы отдельные труды, посвященные проблематике его песенного творчества. Однако инструментальная часть наследия представлена далеко не в полном объеме.

До наших современников дошли лишь считанные кюи Абая. Так два из них – «Торы жорға» и «Майская ночь» – в 1983 году попали к искусствоведу и кюйши Уали Бекенову. Именно тогда они были записаны и благодаря телевизионной съемке сохранились. Об этом исследователь в журнале «Абай» в 1995 году писал: «Я, как собиратель, кюйши-композитор, имел счастье услышать два кюя Абая. Сейчас оба они включены в репертуар оркестра народных инструментов. Через запись в нотах и организованную на Казахском телевидении передачу «Музыкальное наследие Абая» с участием дочери Турагула – Макен апай – они были вписаны в золотой фонд в исполнении Гайсы Сармурзина».

В сборник песен и кюев Абая Кунанбаева «Айттым сәлем, Қаламқас», вышедший в 1986 году наряду с двумя названными кюями, вошел и «Абай желдірмесі». Его в 1977 году известному ученому-искусствоведу Кайролле Жузбасову, отправившемуся с экспедицией в Восточный Казахстан, наиграл Хамза Демшинов из Катонкарагая. Исследователь казахского фольклора писал: «На сегодняшний день в казахских традициях кюйши имеются два жанра – ән-күй и жыр-күй. Первый характерен для казахского народа, населявшего каракалпакский регион, а второй – для жителей Арки и территории Восточного Казах­стана, Горно-Алтайского региона, казахов Монголии. «Желдірмесі» Абая – это произведение, которое родилось на основе таких национальных традиций. Этот кюй перекликается с песенным жанром и характеризуется национальным мелодическим складом, синкретическим видом, мелодико-ритмической канвой, смешанным метроритмом песни во взаимодействии со стихотворным узором».

Еще один способ пропаганды кюев Абая можно встретить сегодня на интернет-сайтах. К примеру, Рустем Нуркенов опуб­ликовал нотную версию кюя «Майдақоңыр» в Интернете и представил его анализ.

В целях возрождения кюев Абая в глобальную эпоху актуальна задача доказать его авторство. Во вступительной статье к сборнику «Айттым сәлем, Қаламқас» Бориса Ерзаковича указано: «...музыка их близка оригинальному стилю песен Абая. Однако убедительные выводы о принадлежности этих кюев Абаю могут быть сделаны только после записей возможно большего числа кюев, бытующих в народе как кюи Абая, и сравнительного музыковедческого анализа их мелодий и мелодий его песен».

Позже анализ кюев выявил связь с песнями Абая. Хотя здесь не так уж и просто было создать музыкальные приемы и искусственный скоординированный подход. Таким образом, основой кюев подтверждена их принадлежность одному человеку. В то же время доказано, что Абай, с раннего возраста воспринявший традиционное искусство казахского народа, разбирался и в музыкальных законах кюя. Наряду с особенностями творческой индивидуальности автора в произведениях отражена структурная, содержательная и художественная сущность казахских традиций Арки и Восточного Казахстана.

Богатство образов гениального поэта проявляется и в произведениях современных народных композиторов. В их песнях, на стихи Абая, например таких, как «Жолға шықтым бір жым-жырт түнде жалғыз» Ильи Жаканова, «Домбыраға қол соқпа» Мейрамбека Жанболатова, «Жүрегім, нені сезесің» Аргынбека Ахметжанова, «Өлсем, орным – қара жер» Жанибека Карменова и других, очевидна взаимосвязь с песнями Абая в мелодическом, ритмическом и музыкально-композиционном аспектах.

Изгибы мелодических линий

Мир Абая отражен и в казахской инструментальной музыке. Особенно ярко это можно проследить в произведениях известных кюйши-композиторов Магауии Хамзина «Абай толғауы», Нургисы Тлендиева «Абай табиғаты», Каршиги Ахмедиярова «Абай толғауы».

«Абай толғауы», созданный Каршигой Ахмедияровым в год 150-летнего юбилея великого Абая, ярко иллюстрирует стиль новой современности. Реально отражающий глубину и совершенство мысли Абая, кюй в музыкальном отношении и прежде всего в своем мелодическом строе также близок к его песням.

Сегодня можно уверенно констатировать, что творческое наследие Абая нашло отражение практически во всех жанрах современного профессионального искусства: будь то сфера камерно-инструментальной, симфонической или вокальной музыки. Широкое его освоение имеет характер устойчивой тенденции, поэтому созданное убедительно иллюстрирует процесс эволюции в композиторской практике.

Но тема «Абай в творчестве композиторов Казахстана» во всей своей полноте и конкретной сути пока не раскрыта. Контекст данной работы обусловил избирательность в показе внут­ренних ресурсов этой темы, фактически неисчерпаемых и способных сполна оправдать их целенаправленную планомерную научную разработку.

Достаточно сослаться на то обстоятельство, что к творчеству Абая обращались представители практически всех поколений: Михаил Скорульский и Владимир Новиков, Михаил Иванов-Сокольский и Георгий Гризбил, Куддус Кужамьяров и Бакир Баяхунов, Нагим Мендыгалиев, Мансур Сагатов и др. Отметим и ту группу композиторов, деятельность которых представляет особое, специфичес­кое явление современности: это такие музыканты, как Нургиса Тлендиев, Макалим Койшибаев, Кенжебек Кумисбеков. Следует подчеркнуть, что в связи с именем поэта в творчестве отдельных композиторов (например, Сыдыха Мухамеджанова, Еркегали Рахмадиева) возникает своеобразная циклизация произведений, которая не только указывает на неоднократность обращения к его поэзии, но и свидетельствует об определенных параллелях в мироощущении и художественном пространстве.

Разнообразие композиторских решений очевидно при сопоставлении произведений, использующих один и тот же музыкально-поэтический образец. В инструментальной музыке это трехчастное фортепианное трио Сергея Шабельского «Памяти Абая» (1945 г.) и вариации для скрипки и фортепиано Газизы Жубановой (1952 г.) – в них разрабатывается мелодия песни Абая «Қор болды жаным»; в симфонической – лирическая поэма Евгения Брусиловского «Одинокая береза» (1943 г.) и сюита Ахмета Жубанова (1944 г.), по-разному представляющие мелодию другой песни Абая – «Мен көрдiм ұзын қайын құлағанын». В сфере вокальной музыки – это хоровое произведение Капана Мусина «Күз» – «Осень» (1951 г.) и одноименная часть из кантаты Сыдыха Мухамеджанова «Жыл мезгiлдерi» – «Времена года» для хора a capella (1975 г.).

Понять и обогатить

Создание Ахметом Жубановым и Латифом Хамиди монументальной оперной партитуры на либретто Мухтара Ауэзова, как известно, было приурочено к 100-летию со дня рождения поэта-просветителя. В музыкально-театральном искусстве «Абай» – первая казахская опера, написанная национальными композиторами, и по-прежнему лучшая из посвященных ему. Авторами отчетливо и выразительно показаны разные грани образа поэта-гуманиста: в сюжетно-сценическом действии Абай – поэт-мыслитель, поэт-обличитель, поэт-наставник и поэт-защитник нового.

По своей драматургической концепции, по полноте и красочности созданного портрета, органичности использования песен-первоисточников произведение Жубанова и Хамиди явилось достойным музыкальным памятником Абаю, художественно убедительным и реалистичным.

В творчестве Ахмета Жубанова с именем Абая связаны не только страницы музыки, предшествовавшей или подводившей художественный итог работе над оперой (это пятичастная сюита «Абай» для оркестра казахских народных инструментов, симфоническая сюита «Абай», «Фантазия»). Об этом свидетельствуют и факты его обширной научно-исследовательской, культурно-просветительской деятельности – статьи («Дамыған музыка әдебиетi», «Абайдың музыкалық мұрасы»), записи песен Абая.

В творческой биографии Латифа Хамиди особую веху обозначили записи абаевских песен в 1935 году. Впервые в столь полном объеме зафиксировав музыкальное наследие Абая Кунанбаева, композитор обрел материал, постигая который автор оттачивал мастерство (свидетельство тому – многочис­ленные композиторские обработки). Работа с ним позволила Хамиди создать также «яркую и выразительную сюиту» к кинофильму «Песни Абая» (1945 г.). По словам режиссера Григория Рошаля, автор музыки «сумел понять и обогатить наши творческие замыслы».

Вокальное творчество композиторов Казахстана, непосредственно взаимодействующее с поэтическими текстами Абая, содержит количественно и качественно богатый материал. Оно представлено в многообразии собственных жанров. Это и многочисленные обработки (для голоса, хора, с сопровождением и без), песни, романсы, а также произведения, жанровая природа которых двойственна, т. е. как бы «балансирует» на грани между романсом и песней. И наконец, собственно, кантата, оратория и опера.

Можно предположить, что композиторы отталкивались не только от поэтической, но и композиторской стилистики Абая, особенно тогда, когда текст изначально был дан в его собственной музыкальной интерпретации.

Отметим показательные для характеристики этого взаимодействия ряды, подтверждающие особый интерес к произведениям поэта об искусстве и музыкально-поэтическом творчестве: песня Абая «Өзгеге, көңiлiм, тоярсын» и одноименная песня Аблахата Еспаева и романс Сыдыха Мухамеджанова (а также обработка для голоса и фортепиано Дмитрия Мацуцина); песня Абая «Көңiл құсы құйқылжыр шартарапқа» и песня Макалима Койшибаева и два созданных в разные годы романса Еркегали Рахмадиева. Особенности нового, авторского «прочтения» оригинала, потенциал избранного жанра высвечиваются при сопоставлении еще более рельефно.

По словам литературоведа, доктора филологических наук Заки Ахметова, лирическая поэзия Абая в профессиональном композиторском творчестве по преимуществу отражена в богатстве ее смыслового содержания и многообразии поэтического выражения. Широко представлены страницы интимной лирики: здесь и женские портреты («Қақтаған ақ күмiстей кен мандайлы» Мукана Тулебаева, Сыдыха Мухамеджанова; «Бiлектей арқасында өрген бұрым» Омирбека Байдильдаева, Макалима Койшибаева), и письма-признания («Қиыстырып мақтайсыз» Аблахата Еспаева, Сыдыха Мухамеджанова; «Татьянаның хаты», «Онегинның хаты» Газизы Жубановой), и тонкое воспроизведение чувств и переживаний в их эмоциональной и психологической глубине («Ғашықтын тiлi – тiлсiз тiл» Сыдыха Мухамеджанова, Нагима Мендыгалиева, Макалима Койшибаева; «Ғашықтық құмарлықпен – ол екi жол» Темиржана Базарбаева, Нагима Мендыгалиева). Композиторы обращаются и к выполненным Абаем переводам («Қорқытпа менi дауылдан» Аблахата Еспаева, «Қалкам-ай, мен үндемей жүремiн көп» Макалима Койшибаева, Кенжебека Кумысбекова, Мынжасара Мангитаева).

В сопоставлении различных интерпретаций могут быть выявлены и «степень их родства», и особенности субъективного авторского сознания, и конструктивные возможности материала. Так, интересно сопоставить преломление песни «Көзiмнiң қарасы», являющей собой образец проникновенной любовной лирики поэта, в обработках Владимира Поливанова, Латифа Хамиди, Мукана Тулебаева, в фортепианном квинтете Михаила Скорульского и в лирико-философской арии Абая «Зарланың наласы» из второй картины 1-го акта оперы Ахмета Жубанова и Латифа Хамиди.

Заметно активное обращение композиторов к его гражданской и философской лирике. Стихотворения Абая «Қалың елiм, қазағым» и «Көңiлiм қайтты» стали основой для созданных в разные годы произведений Еркегали Рахмадиева и Тулегена Мухамеджанова. Претворение поэзии позднего Абая («Сенбе жұртқа, тұрса да қанша мақтап» в романсах Сыдыха Мухамеджанова и Мансура Сагатова; «Ойға түстiм, толғандым» в песне Дунгенбая Ботбаева и романсе Нургисы Тлендиева) определяет особую тему будущих исследований.

Глубиной его мыслей был океан

Широкая распространенность произведений Абая, творческое общение с Шоже Каржаубайулы и Асетом Найманбаевым, неоднократные встречи с учениками поэта – Арипом Танибергеновым, Уаисом Шандыбайулы, сыном Магауией Кунанбаевым – это те факторы, которые обусловили интерес к поэзии своего великого современника и у Жамбыла Жабаева (1846–1945).

В творчестве акына представлены прямые посвящения. Так, выражая соболезнование Ма­гауие по поводу смерти брата Абдрахмана, Жамбыл посвящает Абаю слова утешения. Позже, когда ушел из жизни сам поэт, Жамбыл сочиняет еще одно стихотворение, также начинающееся со строк «Сәлем айт барсаң Абайға».

В августе 1940 года на торжественном собрании Союза писателей Казахстана, посвященном 95-летию со дня рождения Абая Кунанбаева, рассматривая его портрет, Жамбыл создает строки, в которых очевидно особое восприятие и художественного мира, и судьбы поэта-мыслителя:

Вот портрет самого Абая.

Он – словно божество Слова,

Песни.

Были в нем и мудрость, и знание,

И кто мог сравниться с ним?

Его слава акына разнеслась

далеко.

Его песни – бессмертный завет.

Мог повести народ, как акын

был любим.

О чем мог еще мечтать

его народ?

Глубиной его мыслей был океан.

Постичь (его) можно лишь,

всматриваясь бесконечно.

Но некому было вникнуть,

понять.

От того он был несчастен

наверняка.

Смысловой перевод наш. В его распространенный перевод наряду с небольшими неточнос­тями была привнесена и другая, как говорил Корней Чуковский, «душевная тональность».

Таким образом, представляя новые грани бесконечной темы, можно уверенно вслед за представителями старшего поколения отечественных музыковедов, в частности Бориса Ерзаковича, повторить: «Композиторы Казахстана сделали много, чтобы творчество Абая Кунанбаева получило самое разнообразное воплощение, и процесс плодо­творного влияния музыки Абая, его неповторимого музыкального языка продолжается».

АВТОР:
Аклима Омарова, кандидат искусствоведения, доцент Института литературы и искусства им. М. О. Ауэзова Айнур Казтуганова, кандидат искусствоведения, зав. отделом музыкального искусства Института литературы и искусства им. М. О. Ауэзова

среда, 16 сентября 2020 г.

 http://inkaraganda.kz/articles/158801


Арестованные письма



Загрузка файла (загружено байтов: 242645 из 242645)…






Зачем в 1903 году в доме Абая Кунанбаева был проведен обыск? Архивные данные... У них интересное, причудливое свойство не попадаться сразу на глаза. Они являются не только свидетелями далекого загадочного прошлого. Через годы и даже через века они доставляют иное чувство глубокого удовлетворения, представив перед твоим взором в ярких и сочных красках бесценные факты. Ознакомившись с короткими, но очень содержательными строчками, получаешь богатую информацию о разнообразии и величии прошлого, чувствуешь себя так, словно ты открыл потайной ларец, содержащий несметное богатство, или встретил незнакомого тебе человека, с которым жаждал встретиться всю жизнь.

 

Труды великих казахских просветителей-демократов Чокана Валиханова, Ибрая Алтынсарина, Абая Кунанбаева, их демократические взгляды, изложенные в бесценных документах, мы по сей день находим в архивных кладовых. Они дают возможность изучить и обобщить данные о творчестве и жизни Абая.

«Изучение биографии Абая, описание его жизни не закончено. Особое внимание нужно обратить последующим исследователям на сохранившиеся документы на русском языке. Одно ясно, что человек, прочитав биографию Абая, узнает о его многочисленных встречах с сотрудниками в учреждениях, о его царственном величии. Начальник крестьянина, уездный начальник, генерал, окружной судья. В архивах Омского корпуса (генерал-губернатора), во многих учреждениях можно найти еще много интересных новых материалов об Абае», - сказал в свое время Мухтар Ауэзов.

Одно из наиболее важных - прибытие в аул поэта за год до его смерти вооруженного отряда во главе с начальником Семипалатинского уезда. Взяв аул в оцепление, они провели обыск в доме Кунанбаева, а после обыскали и его самого. Об этом неприятном событии, ставшем легендой в роду тобыкты, по воспоминаниям современников Абая впервые напечатал в 1940 году М. Ауэзов. Писатель четыре раза переделывал его биографию, пополняя каждый вариант новыми сведениями. Особое место получил второй вариант. Дополнив ценными сведениями о жизни поэта второй том, М. Ауэзов указал, что это «рассказы об Абае, которые вели Мадияр, Катпа, Архам». В одном месте есть упоминание о связи поэта с противниками царской власти. В поисках письма, написанного Абаю неизвестным человеком, и был проведен в 1902 году обыск. В конечном итоге это письмо достала из своего кармана его жена Еркежан и отдала уездному начальнику. Однако в воспоминаниях нет упоминаний о его содержании и дальнейших событиях.

Эта оплошность в 1950 году была дополнена нужными сведениями, полученными сотрудником Центрального Государственного архива Казахской ССР В. Киреевым. На основе архивных документов об этой неожиданной трудности в жизни поэта была написана первоначальная обстоятельная статья. (Альманах «Казахстан», 1950, № 12).

Основываясь на этом деле объемом в 300 листов, можно убедиться, что в начале XX века царское правительство смело вводило новые порядки в управление казахским краем. Это распространялось также на духовные учреждения и школы. В те годы закрывались мечети в Акмолинской, Петропавловской, Кокчетавской, Павлодарской областях, муллам запрещалось проводить службу по законам мусульманства. Такие действия вызывали недовольство среди народа, и в Омск и Петербург шли письма с протестами и жалобами. Министерство внутренних дел, губернаторы, уездные и крестьянские начальники с тревогой смотрели на проявление народом недовольства. Противников нововведений выявляли, жестоко наказывали.

Если полагаться на архивные документы, то обыск в доме поэта действительно проводился весной 1903 года. Старейшины рода тобыкты в своих рассказах М. Ауэзову ошиблись лишь на год. Этому тревожному и неординарному событию положила начало телеграмма военного губернатора Акмолинской области Семипалатинскому областному губернатору от 8 апреля 1903 года. «У Косшыгулова нашлись почтовые квитанции. Он 6 июня 1902 года отправил письма Садвакасу Шорманову в Батовске и Кеншинову в Зайсане, 7 марта 1903 года Кунанбаеву в Семипалатинске. Надо провести обыск. Романов, генерал-губернатор Акмолинской области», - говорится в ней.

Кто такой Косшыгулов, который писал письма в разные инстанции и растревожил полицию? Существовало ли письмо Абаю на самом деле? Если да, то о чем оно? Чем закончилось это волнение? Да, о содержании этих документов, пролежавших более века в недрах архива, в течение пятидесяти лет иногда писали исследователи жизни Абая, некоторые историки. И накануне празднования 175-летия поэта мы решили еще раз предоставить широкому кругу читателей эти документы.

Как стало понятно, отправитель письма, учитель интерната при Кокчетавской мечети Шаймерден Косшыгулов, обратился к Абаю в это трудное время, считая его главой народа. Таким образом, петля царских ищеек накинулась на шею муллы. Полиция нашла у воспитанников интерната сотни книжек на арабском языке, напечатанных на гектографе. Кроме того, в кармане Косшыгулова был обнаружен чек на письмо, отправленное Абаю в Семипалатинскую губернию. Чтобы узнать содержание этого письма, полиция приступает к активным действиям. В связи с этим муллу Кокчетавской мечети Наурызбая Таласова и его помощника Косшыгулова взяли под стражу, было возбуждено уголовное дело. То, что имя поэта попало в списки полиции и был проведен обыск, являлось следствием данного уголовного дела.

Н. Таласов, Ш. Косшыгулов и другие бии, муллы были против колонизаторской политики России. Они намеревались создать независимую религиозную организацию, которая охватывала бы все свободолюбивое, демократическое казахское общество и подчинялась муфтию. Свои надежды они возлагали на Абая Кунанбаева как на одного из уважаемых представителей казахского общества.

Царское правительство создало экстренную систему слежки из самого Петербурга до аула Абая и, в конце концов, как уже говорилось выше, в апреле 1903 года вооруженная группа под руководством начальника Семипалатинского уезда окружила аул поэта, допросила самого Абая и его детей. Здесь приводится позорное постановление, написанное в доме Абая (Ибрагима) Кунанбаева: «23 апреля 1903 года. Я, начальник Семипалатинского уезда Навроцкий, с целью выполнения задания военного губернатора Семипалатинской области № 111 от 18 апреля 1903 года прибыл в Чингизскую волость в аул киргиза Ибрагима Кунанбаева. Согласно вышеуказанному заданию господина губернатора тщательно провел обыск зимовья и дома Кунанбаева.

В тот момент дома находились дети Кунанбаева - Магауия и Турагул, у них были арестованы найденные все письма, которые на глазах таких свидетелей, как волостной Чингизской волости Рыздыкбай Кудайбердин и делопроизводитель уездного управления Оспанов, были положены в специальную коробку и закреплены печатью управления Семипалатинского уезда и Чингизской волости, затем коробку с этими бумагами решил передать господину военному генерал-губернатору.

Во время обыска Ибрагима Кунанбаева на мой вопрос: «Не получал ли ты какого-либо письма из Кокчетава?» Кунанбаев ответил так: «Этой зимой, два месяца назад, получил от неизвестного человека заказное письмо. Ответ просил написать на имя Заита Баширова. Неизвестный человек в письме просит помочь почетного казаха Семипалатинской области Кунанбаева оказать содействие перед правительственными органами в организации духовного собрания мусульман казахов».

Когда я приказал дать мне это письмо, Кунанбаев сказал, что два дня назад отдал его сыну Турагулу. Я спросил стоявшего тут сына, где то письмо, на что он сказал, что вручил его волостному Чингизской волости Рыздыкбаю. При обыске это письмо было найдено у последнего в кармане бешмета.

Это письмо было положено в коробку вместе со всеми найденными во время обыска Кунанбаева вещами. Во время допроса сына Ибрагима Кунанбаева Турагула тот ответил, что ни он, ни отец не придали письму значения, и отдал полученное от отца письмо Чингизскому волостному не с какой-либо целью, а для закручивания сигареты. У Ибрагима Кунанбаева не сохранился конверт письма. Выше названное я постановил записать в этом акте. Попросил всех участников подписать этот акт, прочитав его присутствующим, и при них же были опечатаны все найденные во время обыска Кунанбаева вещи.

Начальник Семипалатинского уезда Навроцкий

Ибрагим Кунанбаев

Магауия Кунанбаев

Турагул Кунанбаев

Волостной Рыздыкбай Кудайбердин (все подписи имеются)».

А содержание письма, отправленного из Кокчетава, было следующим: «Бог всемогущ! Высокостепеннейшему, высоко уважаемому всеми Ибрагиму мурзе! Пишу к вам как уполномоченный доверием от всех почтенных людей всех 5 уездов Акмолинской области.

Положение дел о нуждах здешнего киргизского народа станет известно после 15 мая, так как собранный скот предложено продать.

От Вас, народного руководителя, никакого сведения не получили, между тем посылают нам вести те, кто находится далеко, чем Вы. Ожидаем, какое состоится совещание в Семиреченской области, также ожидаем сведения о времени Семипалатинской ярмарки, когда распродаются кожи. Время, впрочем, не прежнее. Ярмарки для киргизов не приносят пользы, впрочем, Вы это знаете лучше всех. Была жизнь, прошла. Время смерти наступает.

Надо бы обсудить, поразмыслить о многом. Но к обсуждению вопросов по нуждам киргизов поставляют препятствия. Письмо посылайте как обычно, адресуя в город Кокчетав, в киргизскую школу. Так мы и получим. Я человек убогий. Хочется написать больше. Но пока ограничусь этим.

6 марта 1903 года».

 Подлинник послания, написанный арабским алфавитом, не найден ни в одном архивном учреждении Казахстана. Есть надежда, что все-таки он найдется. При тщательном изучении дела становится понятно, что на имя Абая из Кокчетава неизвестный отправлял два письма. Второе, согласно чеку, найденному у арестованного Косшыгулова, ушло 7 марта и еще не попало в руки Абаю. Оно лежало в конторе почты-телеграфа села Архат. Его вручили поэту через месяц, 29 мая, во время встречи с уездным начальником. Кунанбаев, прочтя его, тут же отдал начальнику уезда вместе с конвертом.

Оригинал этого послания также не сохранился. Возможно, в качестве вещественных доказательств оба письма были приобщены к уголовному делу Ш. Косшыгулова.

Среди многочисленных материалов административных органов царской власти содержатся еще два документа, ценность которых не вызывает сомнения. Первый - характеристика на А. Кунанбаева, отправленная 23 сентября 1903 года военным губернатором Семипалатиской области в департамент Министерства внутренних дел в далекий Петербург: «Киргиз Чингизской волости Ибрагим Кунанбаев имеет от роду 60 лет (58-Г.З) женат на трех женах, от которых имеет 9 человек детей. Обладает сравнительно большим состоянием (около 1000 лошадей и 2000 баранов). Кунанбаев весьма развитый и умный. Он служил два трехлетия бием, три трехлетия - управителем Чингизской волости, а затем по назначению от правительства прослужил три года управителем Мукурской волости. Служба Кунанбаева отличалась разумным управлением, исполнительностью, энергией, преданностью правительству и отсутствием фанатизма.

Один из сыновей Кунанбаева по окончании курса Михайловского артиллерийского училища был произведен в офицеры и, будучи на службе, умер в Туркестанском округе. Ныне замужняя дочь его пишет и читает по-русски. Грамоте ее учил отец. Кунанбаев весьма интересуется литературой, выписывает книги, журналы и газеты.

B прежнее время он пользовался громадным влиянием среди иногородского населения степи, но в настоящее время влияние его далеко не то. Он постарел, не принимает на себя руководства в партиях, хотя главари их часто обращаются к нему за советом.

В разговорах и суждениях своих с лицами Кунанбаев обнаруживает полное понимание государственных интересов и правильные взгляды на культурную миссию нашего отечества в наших азиатских владениях. Он с негодованием осуждает попытки мусульман-фанатиков противодействовать правительству в его стремлениях. Искренность высказываемого убеждения, полагаю, достаточно доказывается его поведением.

Эти данные указывают, что Кунанбаев в политическом отношении не внушает никаких опасений и должен быть причислен к числу лиц вполне благонадежных.

А.С. Галкин, военный губернатор Семипалатинской области, генерал-майор. Исх. № 203. 23 сентября 1903 г.»

 Второй документ - протокол, написанный в доме Абая 25 апреля 1903 года начальником Семипалатинского уезда. В нем сохранилась подпись самого Абая на русском языке «Ибр. Кунанбаев», которая является особо ценным и сокровенным наследием. Это своего рода неопровержимое доказательство того, что великий мыслитель, завещавший учить детей русскому, их науке и искусству, не только переводил произведения Пушкина, Лермонтова, Крылова, но и с любовью их читал, а также выписывал многочисленные газеты и журналы на русском, что говорит о грамотности Абая и уважении к языку. А приведенный выше подлинник официальной характеристики дает полное представление о его профессиональной деятельности, о месте среди народа, о взглядах на жизнь, о семейном положении, о воспитании и образовании детей.

 Из этих документов видно, что Абай не принимал поспешных решений, был осторожен и спокоен, в трудные моменты находил верное решение, был умным, находчивым. В обществе, среди чиновников, в окружении семьи был признанным авторитетом и почитаемым человеком. Его сыновья Магауия и Турагул в своих словах и действиях производят благоприятное впечатление не надменных выскочек, а достойных граждан, получивших от уважаемого всеми отца основательное образование и воспитание.

 Но вернемся к Шаймердену Косшыгулову. Согласно архивным сведениям, он родился в 1877 году в Акмолинской области, в Кокчетавском уезде, в волости Котырколь. С детских лет он изучал основы мусульманства, права, а его высказывания о благотворительности, вероисповедании широко распространялись среди народа, призывая против жестокости и несправедливости. С этой целью он в Казани и других городах России купил на свои средства около 100 экземпляров Корана и раздарил народу. Также Ш. Косшыгулов в целях распространения среди населения печатных изданий привозил из разных стран свинцовые буквы для печатания книг, газет. За эти действия, а также антиправительственные высказывания, содержащиеся в письме Абаю, решением суда он был сослан на 5 лет в Иркутскую область. Но через некоторое время возвратился домой, амнистированный в честь 300-летия царствования Романовых.

В те годы в казахских печатных изданиях было опубликовано несколько статей о хадже Кунанбае, отце Абая. В одной из них (Р. Отарбаев. «Четыре дома в Мекке», журнал «Парасат» 1992 г. № 1) вместе с Кунанбаем среди его спутников был упомянут некий Косшыгул Шопанулы. Оказывается, это был отец Шаймердена, отправившийся в Мекку от рода атыгай, населявшего Акмолинскую область.

Похоже на то, что среди населения авторитет Ш. Косшыгулова был довольно высоким. Поэтому земляки избрали его членом Первой Государственной Думы России, посчитав его достойным гражданином, защищающим национальную честь народа. Об этом в газете «Туркестанские ведомости» в 91 номере от 1906 г. было написано: «Омск. Членом Государственной Думы от Семипалатинской области избран Букейханов, от Акмолинской области - Косчигулов».

Ценные сведения о нем можно найти в книге «Члены Государственной Думы. Рисунки и биографии» под составительством М. Бойовича, вышедшей в свет в Москве в 1906 году.

«Косшыгулов Шаймерден - казах. Мулла из Кокчетава. Образование получил в Бухаре. Категорически против народного суда среди казахов. Сторонник шариата. После избрания в членство выяснилось его незнание русского языка, что послужило отклонению итогов выборов областной избирательной комиссии согласно статье 55 «Правил выборов в Государственную Думу». Он был избран от имени казахов Акмолинской области», - отмечается в ней.

Конечно, сведения о мулле Шаймердене дошли в Петербург в момент подведения итогов выбора. Поэтому по количеству набранных голосов он вошел в список. Но на заседании Думы в апреле 1906 года его не было. Поэтому его портрета нет в книгах о Первой Думе.

Кроме того, он являлся одним из организаторов первой газеты «Серке» на казахском языке, вышедшей в Петербурге в 1907 году. В 1932 г. Ш. Косшыгулов во время голода переехал в Омскую область и там скончался.

Об Абае различные сведения можно найти в архивах республики, Москвы и Петербурга, Омска и Ташкента. Свидетельством этому являются найденные в последнее время в Центральных архивах России письмо Абая Сенату («Қазақ әдебиеті» 1981, 24 апреля), а также открытое письмо о русско-турецкой войне 1876-1878 гг. («Қазақ әдебиеті» 1963,16 июля).

Надо признать, что проведена и проводится огромная научно-исследовательская работа по анализу, исследованию деятельности А. Кунанбаева на основе его произведений. Но следует помнить и постоянно держать на повестке дня исследование жизни поэта с точки зрения науки, основываясь на фактах и архивных документах.

 

Габит ЗУЛХАРОВ,

член Союза журналистов РК, почетный гражданин

Восточно-Казахстанской области

г. Аягоз

Специально для газеты
"Индустриальная Караганда"

  


 http://inkaraganda.kz/articles/158813


Мысли на века








Прогрессивные идеи великого сына казахского народа. Известный композитор и поэт, мастер ораторского искусства Бакыткали Мусабеков с детских лет интересуется высказываниями казахских мыслителей. Кроме того, он - автор ряда тренингов и обучающих курсов, которые опираются на творчество Абая.

 

- Цель, которую я преследую, - формирование всесторонне развитой, гармоничной личности. Вот что об этом говорил великий поэт и мыслитель:

«Чтоб человеком ты был

И вровень с веком ты был,

Ты пятерых побори

И пятерых избери.

Злословье, ложь, хвастовство,

Безделье и мотовство -

Вот пять врагов твоих, знай.

А разум и доброта,

Упорство, скромность и труд -

Вот пять друзей, согласись», - объяснил он.

 Как отметил Бакыткали Мусабеков, автор книги «7 навыков высокоэффективных людей» Стивен Кови, которая лежит в основе его тренинга «Технология достижения целей», в своих трудах также объясняет, почему надо дорожить совестью и честью, уметь предвидеть будущее, оценивать последствия своих действий, как распоряжаться временем.

 - Как видите, они говорят об одном и том же, хотя их разделяет больше века. Это является свидетельством того, что за это время духовные ценности и моральные принципы нашего общества не претерпели изменений. Если человек теряет совесть и не дорожит честью, то превращается в зверя, - подчеркнул он.

 Следует отметить, что Караганда была первым городом, который провел Абаевские чтения на разных языках. Б. Мусабекова, который в то время занимал должность начальника областного управления по развитию языков, упрекнули в том, что это было неправильное решение: мол, как он собирается подбирать жюри для оценки чтецов.

 - Главное жюри - это мое сердце. Если я не лишен совести, то постараюсь говорить честно. Наша цель - показать всему миру лицо казахского народа, - ответил он.

 Спустя время его оппонент признал правоту абаеведа. Причиной тому послужила международная научно-практическая конференция, проходившая в Париже. Представитель нашей области изменил свою точку зрения, услышав выступления иностранных ученых, которые в своих докладах цитировали казахского гения и отмечали, что за два столетия в мире так и не родился второй Абай.

 Бакыткали Мухамедкалиевича всегда поражают переводы Абая произведений классиков русской и зарубежной литературы. Он подчеркивает, что Кунанбаев вкладывал в стихи и басни душу Великой степи и наполнял смыслом, понятным простому народу.

 Композитор, поэт, переводчик, мыслитель, философ, юрист, общественный деятель. Как такое возможно, чтобы один человек совмещал столько ипостасей?

 - В этом и заключается гениальность Абая. Его мать Улжан была потомком величайшего Казыбек би. Отец дал ему прекрасное воспитание. До сих пор в обществе царит мнение, что Кунанбай был жестоким и властным человеком. Про него писали много нелицеприятного. Но, как в свое время говорил Мухтар Ауэзов, народ рано или поздно поймет масштаб его личности, - объяснил Б. Мусабеков.

 Авторитет Абая был непререкаем и для организаторов национальной политической партии «Алаш» и в первую очередь Алихана Букейханова, которые считали его своим наставником в деле борьбы против русской колонизации Степи. Его учения должны были лечь в основу общества, которое мечтала построить казахская интеллигенция.

 Как известно, именно А. Букейханов был первым биографом Кунанбаева. Находясь в Санкт-Петербурге, он написал статью «Абай (Ибрагим) Кунанбаев» - некролог казахского народного поэта в связи с характеристикой его творчества, которая была напечатана в 1905 году в газете «Семипалатинский листок».

 «Абай, как покажут его стихи, представлял недюжинную поэтическую силу и составляет гордость казахского народа. Ещё не было казахского поэта, так возвысившего духовное творчество народа, как Абай. Чудные его стихи, посвящённые четырём временам года («Весна», «Лето», «Осень» и «Зима»), сделали бы честь знаменитым поэтам Европы», - отмечал он.

 Эти слова оказались пророческими. Прогрессивные идеи великого сына казахского народа, пережившие три эпохи - колониальной политики царизма, Октябрьской революции и становление суверенного государства, актуальны по сей день. Абай - вне времени. В независимом Казахстане, о котором мечтали алашординцы, наследие Абая лежит в основе воспитания молодежи.

 - Кунанбаев унаследовал от своих дедов и прадедов самое лучшее. Как уже говорилось выше, он получил хорошее воспитание, купался в любви матери и бабушки Зере. На этом и должна строиться каждая семья, - подчеркнул Б. Мусабеков.




Автор: Асель ЖЕТПИСБАЕВА